11:44 20 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD2.20
  • EUR2.38
  • 100 RUB3.46
Колумнисты
Получить короткую ссылку
1563143

Колумнист Sputnik размышляет о тайной роли медпредставителя в практике лечения радикулитов и о том, как избавиться от шума в ушах "с гарантией".

Поход в поликлинику — это всегда стресс. И что бы ни говорил Минздрав про доступность поликлинической помощи, которой белорусы обеспечены лучше, чем жители всех окрестных стран, к походу в этот храм Гиппократа первичного звена надо себя готовить. Аутотренинг, медитация, башня из слоновой кости.

К счастью, готовятся и большинство пациентов. Поэтому в очередях нет одиозных войн, все мирно вздыхают, пропуская очередного "я только спросить". Правда, есть в этом ряду и те, кто все-таки нервирует терпеливую очередь. Это медпредставители.

Фармацевтика растет очень быстро. И массовой рекламы для продвижения не хватает. Поэтому фармкомпании давно уже выбрали для себя политику "прямого продвижения", через медицинских представителей, которые работают с врачом первичного звена в поликлинике, ФАПе, амбулатории. И имя им уже — легион. Как только отработал молодой специалист распределение — уже торопится за портфелем медпредставителя. Ведь у него зарплата значительно выше, чем в медицине, а нагрузка и ответственность — не в пример меньше.

Доходило до абсурда — медпредставители дружною толпою бродили по поликлиникам, испытывая терпение очередей, заходя прямо на прием и развлекая доктора рассказами о суперпрепаратах своей компании. Делали это, не смущаясь пациентов, которые напрасно пытались привлечь к себе внимание, чихая, кашляя и даже хватаясь за сердце.

Недавно Минздрав этот лекторий без отрыва от производства запретил — теперь медпредставитель может проводить свою агитацию только в свободное время врача. Которым, кстати, он не всегда готов жертвовать.

И тут появляется другой приемчик — материальная заинтересованность. Брендированные часы, ручки, стикеры и градусники — это в прошлом. Уже никто не хочет предлагать ваш препарат "за значок". К тому же фармпредставителям пришлось подвинуться — многие препараты стали рецептурными, а доктора вольны назначать импортные лекарства, только когда не подходят отечественные (побочные реакции, например, или не производятся).

Но свято место пусто не бывает. Если доктора обязывают назначать белорусские препараты — ему ведь не запрещают рекомендовать "вспомогательные" припарки и примочки из фитоаптек. А чтобы он не забыл сделать ценное назначение — на каждом листочке для "альтернативной" аптеки ставится личная печать врача, которая потом, по всей видимости, монетизируется.

В результате пожилая доктор, прошедшая все круги участка стопятьсот раз, пытается предлагать пациенту в остром состоянии вместо тяжелой фармацевтической артиллерии в виде нестероидных противовоспалительных "бальзам с рогом оленя". И назначение с печатью дает — в аптеке, мол, покажете. Только это не та аптека, что в поликлинике, а та, что на крыльце.

Верить народной медицине или нет — это личное дело каждого. Только протокол лечения люмбалгии не предполагает "оленьего рога". И пожилая доктор это знает лучше, чем я. Но зачем-то советует мне снадобье, в народе нередко именуемое "фуфломицином", как панацею.

Не то чтобы я собиралась что-то покупать, но в "альтернативную" аптеку все-таки заглянула. Там продавец помогала старушке, у которой "сильно звенит в ушах", справиться с проблемой. Ей не предлагали измерить давление или сходить к врачу. Перед ней разложили горку разноцветных коробочек. Последним щелчком стало "если будете пить два препарата вместе — звон точно пройдет". И старушка, не чертыхаясь, выложила 30 с небольшим рублей. Еще бы — ведь в обычной аптеке гарантированного излечения не обещают.

Теги:
аптека, Минск, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik