01:23 21 Февраля 2017
Прямой эфир
Флаг ЕС в Европарламенте

Новые приоритеты партнерства и соседства

© flickr.com/ European Parliament
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Арсений Сивицкий
9622

Колумнист Sputnik директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий о путях к "нормальной правовой основе" отношений с ЕС.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей по итогам заседания Совета ЕС с участием глав МИД стран Восточного партнерства предложил поставить белорусско-европейские отношения "на нормальную правовую основу". Что имеется в виду и зачем это нужно Минску?

Беларусь и Туркменистан являются единственными государствами постсоветского пространства, с которыми у ЕС не подписано международного договора, регулирующего двухсторонние отношения. Сразу же после распада Советского Союза ЕС заключил соглашения о партнерстве и сотрудничестве с Россией, Арменией, Азербайджаном, Грузией, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой, Украиной, Узбекистаном и Таджикистаном. Подобные соглашения были разработаны для Беларуси и Туркменистана, но они так и не вступили в силу по инициативе европейской стороны из-за наличия проблем в сфере прав человека и демократических процессов. Поэтому формальной правовой основой для регулирования отношений этих стран с ЕС является Соглашение о торговле, экономическом и коммерческом сотрудничестве, заключенное в 1989 году между СССР, Европейским экономическим сообществом и Европейским сообществом по атомной энергии.

Эта правовая основа является морально устаревшей и не соответствующей нынешнему состоянию и потенциалу белорусско-европейских отношений. Поэтому официальный Минск и поднял этот вопрос, тем более что фон нормализации отношений с Брюсселем целиком и полностью благоприятствует такому развитию событий.

Кстати, само Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС было подписано Александром Лукашенко еще в 1995 году в Брюсселе. Оно предполагало постепенное движение Беларуси к зоне свободной торговли с ЕС, смягчение визового режима для официальных лиц и бизнесменов, взаимное признание дипломов об образовании и т.д. Однако после референдума 1996 года в Беларуси, который расширил полномочия президента и привел к роспуску парламента, Совет ЕС решил свести к минимуму контакты с Беларусью и заблокировал процесс в связи с "несоблюдением основных демократических прав и свобод в стране".

В выстраивании дальнейших отношений с Беларусью ЕС формально стал руководствоваться Европейской политикой соседства. Правда, тогда европейской стороной было заявлено, что Минск и Брюссель смогут развивать договорные отношения только после того, как Беларусь установит демократическую форму правления по итогам свободных и честных выборов.

Стратегическая цель ЕС заключалась в том, чтобы иметь в лице Беларуси демократического стабильного надежного и все более процветающего партнера, с которым расширенную Европу объединяют не только общие границы, но и совместная программа действий, основанная на общих ценностях. С помощью Европейской политики соседства Брюссель собирался укреплять свои давние обязательства в плане поддержки процесса демократизации в Беларуси. Однако после провала данного подхода ЕС разработал и запустил в 2009 году новый инструмент — Восточное партнерство, призванное учесть региональные и страновые особенности. Беларусь также была приглашена к участию в Восточном партнерстве, ставшим единственной институциональной рамкой для взаимодействия с ЕС.

Как показал украинский кризис, последовавший сразу же после саммита Восточного партнерства в ноябре 2013 года в Вильнюсе, учесть страновые и региональные особенности не удалось. Именно по этой причине сегодня ЕС активно переосмысливает свою политику соседства, чтобы избежать повторения ошибок, а также найти эффективные ответы на те вызовы и угрозы, с которыми Евросоюз сталкивается на юге и востоке. Поэтому главными приоритетами новой Европейской политики соседства объявлены обеспечение стабильности и безопасности вдоль общего пространства со странами партнерами. А Беларусь как региональный донор стабильности и безопасности самым непосредственным образом соответствует этим приоритетам. Хотя ЕС не снимает с повестки дня проблемы прав человека и состояния демократии.

Пересмотр приоритетов Европейской политики соседства самым непосредственным образом отражается на процессе нормализации отношений между Минском и Брюсселем. Такое же влияние он будет оказывать и на разработку нового базового соглашения между ЕС и Беларусью с акцентом на прагматическое и взаимовыгодное сотрудничество. Нужно отметить, что Евросоюз давно перестал заключать Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Сегодня Брюсселем отдается предпочтение заключению Соглашений об ассоциации с теми странами, которые имеют амбиции более глубокой интеграции с ЕС, а также Соглашений о расширенном партнерстве и сотрудничестве с остальными государствами, которые имеют менее амбициозные цели в отношениях с ЕС.

Например, в конце 2015 года Казахстан подписал с ЕС Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве, которое пока не успело еще вступить в силу. Правда, для этого оно сначала должно пройти через ратификацию парламентами всеми 28 государствами ЕС. До начала украинского кризиса Россия также вела переговоры о подписании соглашения с ЕС нового поколения, сейчас этот процесс заморожен. Азербайджан хотел бы подписать с ЕС Соглашение о стратегическом партнерстве. Армения и ЕС сейчас разрабатывают усеченную версию Соглашения об ассоциации, учитывающей членство Еревана в ЕАЭС.

Казахстан при заключении своего соглашения с ЕС также учитывал собственные обязательства в рамках ЕАЭС и ВТО. Оно охватывает 29 сфер взаимодействия, начиная от инвестиций, развития торговли, инфраструктуры и таких сфер, как инновации, культура, спорт, туризм, сотрудничество правоохранительных органов. Мотивы Астаны заключить новое соглашение с Брюсселем вполне очевидны: по удельному весу ЕС остается ведущим торговым партнером Казахстана. По итогам 2015 года на него пришлось 41,2% всего товарооборота страны, что в два раза больше, чем доля государств ЕАЭС. Страны ЕС — важный рынок сбыта для Казахстана, на них приходится 53,6% казахстанского экспорта, тогда как доля европейских поставщиков в структуре импорта Казахстана составляет 22,1%, в полтора раза меньше, чем импорт из стран ЕАЭС.

Для Беларуси ЕС — также важный торгово-экономический партнер, по значимости не уступающий России. Несмотря на желание Минска интенсифицировать процесс разработки и подписания нового соглашения с ЕС, европейские дипломаты пока скептически оценивают возможность начала работы над ним в ближнесрочной перспективе. На самом деле переговорный процесс может длиться несколько лет, обычно два-три года. Да и откровенно говоря, Минск и Брюссель пока что не готовы к такому шагу с содержательной точки зрения. Ведь только относительно недавно начался процесс поиска и выработки общих приоритетов белорусско-европейского сотрудничества. Начиная с 2014 года эта работа велась в рамках механизма Консультаций по модернизации (или "Временная фаза"), призванного активизировать такие области двухстороннего сотрудничества, как торговля и инвестиции. После отмены со стороны ЕС антибелорусских санкций в конце октября 2015 года было заявлено о продолжении этой работы в рамках нового формата структурированного, комплексного диалога между Минском и Брюсселем — Координационной группы Беларусь — ЕС.

По итогам ее первого заседания, состоявшегося в Брюсселе в апреле этого года, были определены 11 приоритетов:

  • Поддержка развития предприятий, создание специализированного агентства;
  • Развитие среднего и малого предпринимательства;
  • Международные и европейские стандарты, правила определения происхождения товаров, технические регламенты;
  • Инвестиции и бизнес-климат (включая гармонизацию стандартов ЕС и ЕАЭС, верификацию сертификатов, снятие барьеров для привлечения инвестиций, развитие электронного правительства, отмена излишнего административного регулирования и т.д.);
  • Модернизация системы контроля над радиационной обстановкой;
  • Развитие "зеленой экономики" в Беларуси;
  • Общественный доступ к информации об охране окружающей среды;
  • Соединение белорусской электроэнергетической системы с соседними странами;
  • Модернизация транспортной инфраструктуры (включая пограничные пункты пропуска на границах Беларуси со странами ЕС);
  • Социальные услуги для людей с инвалидностью;
  • Создание национального института по правам человека в Беларуси.

По мере дальнейшей работы в рамках этого формата, этот список будет обрастать новыми приоритетами. Поэтому как только он станет исчерпывающим с точки зрения соответствия всему потенциалу развития белорусско-европейских отношений, можно будет ожидать и начало консультаций по новому соглашению между Беларусью и ЕС.

Однако уже сегодня можно точно сказать, что при разработке этого соглашения Минск будет ориентироваться на аналогичный опыт других постсоветских стран, особенно Армении, Казахстана и России. Очевидно и то, что это соглашение должно будет учитывать участие Беларуси в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, прежде всего, в рамках ЕАЭС и Союзного государства. Заключение этого соглашения позволит придать белорусско-европейским отношениям предсказуемый и стабильный характер, а также позитивным образом скажется на двухстороннем сотрудничестве, особенно в таких приоритетных сферах для официального Минска, как торговля и инвестиции.

Теги:
Евросоюз, Минск, Международные организации, Экономические санкции
Правила пользованияКомментарии