Антониу Гутерреш: надо сделать исключения из санкций против талибов

© Пресс-служба МИД РФ / Перейти в фотобанкГенеральный секретарь Организации Объединенных Наций (ООН) Антониу Гутерреш
Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций (ООН) Антониу Гутерреш - Sputnik Беларусь, 1920, 17.09.2021
Подписаться на
Организация Объединенных Наций должна взаимодействовать с движением "Талибан" (запрещено в РФ как террористическое), которое захватило власть в Афганистане, уверен генсек ООН.
Во вторник в штаб-квартире ООН начинается неделя высокого уровня сессии Генассамблеи. Более 120 глав государств и правительств впервые после пандемии планируют лично участвовать в форуме. С речью к собравшимся обратится генеральный секретарь организации Антониу Гутерреш. О том, может ли он запретить лидеру страны войти в здание ООН, о предстоящих контактах на неделе высокого уровня, об отношениях с талибами, о взаимодействии России и США, о том, как каждый может предотвратить климатическую катастрофу, а также о своем следующем автомобиле Гутерреш рассказал в интервью РИА Новости.
— Как стало известно в среду, власти Нью-Йорка требуют, чтобы все, кто будет входить в здание ООН на следующей неделе, предоставляли на входе подтверждение своей вакцинации от COVID-19. Что вы думаете по этому поводу? Считаете ли вы, что делегаты должны быть обязаны предоставить доказательства вакцинации, потому что, как вы знаете, во многих странах вакцины до сих пор недоступны?
— Как я уже говорил, очень важно, чтобы люди вакцинировались. И мы, благодаря городу Нью-Йорку, будем предоставлять возможность вакцинации для всех делегатов, которые будут прибывать и захотят привиться.
Я также очень четко заявил, что я никоим образом не могу сказать главе государства, прибывающему в ООН, что, если он не вакцинирован, он не может войти (на территорию штаб-квартиры – ред.). Так что я призываю всех пройти вакцинацию. Это очень важно для их здоровья, а также для сообществ, частью которых они являются, для самой Генеральной ассамблеи. Я надеюсь, что люди будут прибывать вакцинированными, за исключением тех ситуаций, когда это невозможно. Однако, как я уже упоминал, я не уполномочен заявлять главе государства, что он не может войти в ООН, если он не вакцинирован.
— С кем из лидеров вы собираетесь встретиться на полях недели высокого уровня сессии Генассамблеи ООН? Планируете ли вы провести встречу с президентом США Джо Байденом? Будете ли проводить двустороннюю встречу с главой МИД РФ Сергеем Лавровым?
— Я буду встречаться с обоими, конечно. Встречи уже запланированы.
— Когда именно ожидаются эти контакты?
— Полагаю, что встречусь с президентом Байденом в понедельник. И проведу встречу с министром иностранных дел Лавровым в один из дней на неделе – не могу сказать сейчас точно, но она уже внесена в мою программу.
— С какими еще лидерами вы планируете встретиться?
— Со всеми. Со всеми главами государств и правительств и многими министрами иностранных дел. Я, вероятно, не смогу встретиться со всеми из-за ограниченного времени, но я намерен встретиться, если возможно, со всеми министрами иностранных дел, которые прибудут.
— Ожидаются ли в ходе недели высокого уровня какие-либо масштабные параллельные мероприятия по крупным конфликтам, в частности по ситуациям в Афганистане, Сирии, Ливии? Но прежде всего по Афганистану – я слышал, что представители G20 могут провести встречу по этой тематике…
— Будет несколько параллельных мероприятий, но все будут виртуальными. Конечно, встреча по Афганистану запланирована, будут также встречи и по другим ситуациям. Но, конечно, тот факт, что все они будут виртуальными, в определенной степени ограничивает потенциал и интересность параллельных мероприятий. Ведь когда мы имеем дело с конкретной проблемой, диалог между людьми, находящимися рядом, может быть чрезвычайно важным.
— Вы не могли бы рассказать, когда пройдет встреча по Афганистану?
— Я не могу сейчас точно сказать. Она есть в программе, но моя память не способна охватить все предстоящие события.
— "Талибан"* сформировал правительство, которое, по общему признанию, не является инклюзивным. Каким требованиям этот орган должен отвечать, чтобы международное сообщество признало новое афганское правительство? Как ООН должна поступать в вопросе постоянного представителя Афганистана? (Действующий постпред Афганистана при ООН был назначен правительством бежавшего президента Ашрафа Гани, в своих выступлениях он резко критикует "Талибан"*– ред.).
— Эти вопросы должны обсуждать и решать государства-члены (ООН – ред.). Это не генеральный секретарь признает правительства или принимает решения о полномочиях представителя (того или иного государства в ООН – ред.). Это решения, которые принимать государствам-членам.
Роль ООН в настоящий момент очень важна. И именно по этой причине, как вы знаете, мы решили напрямую взаимодействовать с талибами. Я направил нашего координатора по оказанию чрезвычайной помощи Мартина Гриффитса (в Кабул – ред.). Он был первым высокопоставленным международным лицом, отправившимся в Кабул и встретившимся с руководством "Талибана"*. Мы обсуждали с ними гуманитарную помощь – перспективы для ООН иметь возможность распространять гуманитарную помощь по всей территории без дискриминации. Обсуждали вопрос обеспечения защиты ООН со стороны талибов, которые руководят и контролируют страну. Говорили также о нашей озабоченности по поводу соблюдения особых прав женщин и девочек, что особенно важно для нас. Дискуссия была весьма конструктивной и позитивной. Мы получили письмо от "Талибана"* с обязательствами (движения "Талибан"* – ред.) по этим вопросам. Как вы знаете, мы выступили с экстренным призывом, и у нас была конференция в Женеве, где мы попытались мобилизовать все международное сообщество для предоставления полной поддержки гуманитарной помощи Афганистану.
В данный момент необходимо избежать катастрофической гуманитарной ситуации в стране. И в то же время мы призываем к необходимости – конечно, есть ряд санкций, мер, которые зависят от стран-членов, – но абсолютно необходимо создать механизмы для вливания наличности в афганскую экономику, чтобы избежать коллапса афганской экономики. Он (коллапс – ред.) может принести огромные страдания афганскому народу и спровоцировать массовый отток, что, конечно, станет дестабилизирующим фактором для стран региона. Эти аспекты обсуждались на нашей конференции в Женеве. И хорошо, что руководство "Талибана"* похвалило наши усилия. Я считаю, что ООН должна взаимодействовать с "Талибаном"*, ООН должна играть очень важную роль в поддержке афганского народа в этот трудный момент и мобилизовать международное сообщество для оказания эффективной гуманитарной помощи афганцам. Они страдали слишком много.
— Талибы не давали понять, пошлют ли они своего представителя для участия в неделе высокого уровня ГА ООН?
— Это не обсуждалось.
— Считаете ли вы целесообразным в какой-то момент исключить "Талибан"* из списка террористических организаций ООН? Когда это может произойти?
— Конечно, опять же странам-членам решать, когда наступит подходящий момент для этого. Но в любом случае я призывал к ряду исключений из санкций, что позволило бы сделать возможными функциональные аспекты. Кстати говоря, это не в первый раз: как вы знаете, американцы просили о некоторых исключениях для своих собственных переговоров с "Талибаном"*. Так что, я считаю, что мы должны создать условия, независимо от решений (являющихся более структурными) со стороны государств-членов с их собственной оценкой ситуации в Афганистане. Из практических соображений будет необходимо сделать некоторые исключения из некоторых санкций, чтобы создать необходимые условия и обеспечить эффективное распределение гуманитарной помощи.
— Считаете ли вы, что в контексте ООН должна быть разработана некая дорожная карта по вопросу исключений из некоторых санкций?
— Думаю, что это вопрос, который Совету безопасности нужно будет рассматривать в будущем. На данный момент Совет безопасности принял ряд решений. Они составили, я бы сказал, перечень вопросов, представляющих большой интерес для международного сообщества. Афганистан больше не может быть прибежищем террористов, это чрезвычайно важно. Крайне важно иметь инклюзивное правительство, которое представляет различные этнические группы страны. Чрезвычайно важно, чтобы основные права женщин и девочек соблюдались на всех уровнях – женщины могли работать, а девочки – ходить в школу.
Так что есть ряд вещей, которые Совет безопасности посчитал очень важными. И теперь есть, я уверен, диалог, чтобы понять, как развивается ситуация. На данный момент все непредсказуемо. Но посмотрим, как все будет развиваться. Я уверен, что в зависимости от того, как будут развиваться события, страны-члены (ООН – ред.) в нужный момент будут рассматривать, какие меры (принять – ред.) в отношении различных аспектов, о которых вы упомянули: вопросы признания, вопросы санкций и другие. Это во многом будет зависеть от того, что происходит в Афганистане.
— Как вы оцениваете взаимодействие России и США в Сирии?
— Кстати говоря, решение, которое было найдено (решение о продлении трансграничной доставки гумпомощи в Сирию через КПП "Баб-эль-Хава" на границе с Турцией было достигнуто в июле 2021 года во многом благодаря договоренности РФ и США – ред.), было предложено мной в Москве, во время моего визита в столицу России, и также было предложено мной американцам. Я был очень рад, что они пришли к договоренности, основанной на идеях, которые я изложил по поводу трансграничной доставки гумпомощи, по поводу доставки гуманитарной помощи через линии соприкосновения, а также по поводу необходимости оказания поддержки сирийскому народу в различных областях.
Есть, как мы знаем, сложное прошлое, (сложная – ред.) история в отношениях между США и Россией в контексте Сирии. Но, на мой взгляд, стратегические интересы США и России в отношении Сирии одинаковы. Так что я надеюсь, что между двумя странами будет более активный диалог и более крепкое сотрудничество, что позволит нам двигаться к политическому разрешению сирийского кризиса.
— В России проходят выборы в нижнюю палату парламента – Госдуму. Официальные лица в РФ говорят о риске вмешательства в избирательный процесс извне. Ранее другие страны, в том числе США, заявляли о пытках вмешательства в их выборы. Вы верите, что на выборы таких держав как США и Россия может кто-то повлиять из-за рубежа? Есть ли необходимость в разработке конвенции в рамках ООН для предотвращения вмешательства в избирательные процессы государств?
— Я считаю, что государства не должны быть вовлечены в выборы в других странах. Это очевидно. Мы все знаем, что сегодня существуют и работают социальные сети. И мы знаем, как иногда бывает сложно определить, кто чем занимается в этой сложной области – области социальных сетей. Я думаю, что нам нужен новый кодекс поведения в отношении использования социальных сетей в различных аспектах государствами, а также основными операторами, которые несут ответственность за происходящее. И я надеюсь, что различные страны смогут прийти к взаимопониманию по этому поводу, что позволит ввести в действие некоторые нормы.
— Мы все знаем о задачах Парижского соглашения по климату. Мы знаем о ваших призывах в этом контексте. Это все решения, которые принимаются политиками. Не могли бы вы обратиться к рядовым гражданам? Что каждый из нас может сделать, чтобы не дать случиться климатической катастрофе на Земле?
— Прежде всего, важно, чтобы правительства принимали меры, которые помогают гражданам делать правильный выбор. Например, если вы переключите налогообложение с доходов на выбросы углекислого газа, это повлияет на поведение потребителей. Если вы откажетесь от субсидий на ископаемое топливо и используете эти деньги для развития социальной защиты, всеобщего медобслуживания или чего-то еще, это опять же улучшит поведение людей.
Но и каждый нас несет ответственность. Каждый из нас является источником выброса углекислого газа. И большинству из нас было трудно понять, что нам также нужно изменить некоторые вещи в собственной жизни. Однако это возможно. Некоторые изменения относительно просты. Нам не нужны большие машины. Моей следующей машиной будет электромобиль. На данный момент у меня традиционный автомобиль, машина довольно старая, но маленькая. Нам не нужны большие машины.
У нас может быть здоровая диета, что также способствовало бы борьбе с изменением климата, она была бы вкусной и она бы нравилась нам. В контексте нашей работы – мы могли бы увеличить число встреч, которые можем проводить с помощью виртуальных возможностей, и сократить количество поездок лишь до абсолютно необходимых. Конечно, без некоторых поездок не обойтись.
Так что есть множество вещей, посредством которых мы можем внести свой вклад в борьбу с изменением климата – в том, что касается того, как мы ведем себя, как мы относимся друг к другу. Конечно, как граждане, мы должны просить наши правительства принять правильные меры. И в данный момент мы еще не достигли этого. Если нынешние обязательства, которые были сделаны, в рамках так называемых определяемых на национальном уровне вкладов в борьбу с изменением климата, будут реализованы, у нас будет в конце века повышение температуры на 2,7 градуса, что означает катастрофическую ситуацию для мира. Так что многое необходимо сделать к климатической конференции COP (26-й сессии конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP26), которая пройдет в ноябре в Глазго – ред.), чтобы увеличить финансовую поддержку со стороны развитых государств развивающимся странам – в этом вопросе мы далеки от того, что обещалось в Парижском соглашении, и это необходимо сделать – чтобы увеличить объем климатического финансирования, имеющегося в распоряжении развивающихся стран для адаптации, для повышения устойчивости их сообществ и их инфраструктуры. Потому что они уже подвергаются существенному воздействию от изменения климата. Также необходимо просить те страны, где все еще предвидится рост выбросов (углекислого газа – ред.) – особенно некоторые развивающиеся экономики – приложить дополнительные усилия для того, чтобы мы могли глобально сократить выбросы на 45% по сравнению с 2010 годом в 2030 году и достичь углеродной нейтральности в середине века.
* Запрещенная в России террористическая организация.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader