05:21 05 Декабря 2016
Прямой эфир
Флаги стран на переговорах по Trans-Pacific Partnership

Беларусь без новых лекарств и пиратского софта

© AP/
Колумнисты
Получить короткую ссылку
62060

Колумнист Sputnik Глеб Шутов рассуждает о том, оправдаются ли надежды на диверсификацию экспорта в контексте Транс-Тихоокеанского партнерства.

Как и многие, я не люблю зиму. Но к изменениям погоды надо готовиться, например, покупать зимнюю обувь, комплект зимней резины для автомобиля. К изменениям глобального экономического климата также стоит готовиться, даже если эти изменения кому-то не нравятся так же, как мне не нравится зима.

Белорусско-китайские флаги во Дворце Независимости
© Sputnik / Виктор Толочко

Наша страна очень чутко реагирует на колебания глобальной экономики: упали мировые цены на нефть — соответственно, сократились доходы бюджета от экспорта нефтепродуктов, что отразилось на ценах в магазине и услугах ЖКХ. Экономический кризис в России не добавляет оптимизма белорусским экспортерам. Не стоит возлагать большие надежды и на Китай. Достаточно лишь вспомнить, что львиная доля белорусского экспорта в Поднебесную — это калийные удобрения, а Пекин реализует вместе с Казахстаном совместный проект по производству калийных удобрений, который позволит через десять лет полностью избавиться от импорта, белорусского в том числе.

Неудивительно, что в условиях, когда традиционные рынки не оправдывают надежд, руководство страны и предприятия начинают искать альтернативу. Например, среди мер по решению социально-экономических задач указана и диверсификация белорусского экспорта в такой пропорции: ЕАЭС — 37,3%, Евросоюз — 35,25%, другие страны — 27,5%. Гродненский ликеро-водочный завод уже планирует поставлять спиртное в США, а Белорусская торгово-промышленная палата добилась того, что отечественные сладости и другие продукты представят на престижной выставке в Токио.

Оправдаются ли надежды на диверсификацию экспорта — вопрос довольно сложный, особенно если учесть недавнее подписание Соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве. Этот "торговый Левиафан" объединяет на настоящее время 12 стран Азаитско-Тихоокеанского региона, 40% мирового ВВП, почти треть мировой торговли. Соглашение охватывает широкий спектр вопросов, но уже ясно, что оно устранит торговые барьеры на пути ряда товаров, изменит инвестиционные потоки, а также вызовет эффект переориентации торговли. По сути, в связи с ТТП можно говорить о создании подлинного глобального хозяйства, где отрасли разных стран будут дополнять друг друга: ведь японские рисоводы могут не выдержать конкуренцию со стороны Вьетнама, а производители вьетнамской "молочки" вряд ли смогут противостоять новозеландским конкурентам.

Некоторые российские экономисты утверждают, что влияние ТТП на экономику РФ находится на уровне погрешности, но тут возникает вопрос — как это влияние подсчитывается. Если исходить из данных о товарообороте России или Беларуси со странами, входящими в Транс-Тихоокеанское партнерство, то ущерб будет не очень велик. А если вспомнить, что позволит написать новые правила для мировой торговли, если учесть, что на подходе и подписание Транс-Атлантического аналога между США и ЕС, то влияние ТТП и ТТИП на белорусские интересы будет довольно большим. Ведь если мы не сможем соответствовать стандартам, то как мы сможем поставлять свои товары в Японию? И сможем ли обеспечить поставку трети экспорта на рынок ЕС, по причине несоответствия белорусской продукции стандартам "атлантического брата" ТТП.

Ударит ТТП вкупе с ТТИП и по Китаю, нашему стратегическому партнеру. Мы привыкли, что все, что ни делается — делается в Китае, и поэтому нужную вещь проще заказать на "Алиэкспресс", чем искать в родных магазинах. Но штука в том, что Китай — это не совсем "фабрика мира". По данным китайского министерства коммерции, 55,9% китайского экспорта производится зарубежными компаниями, причем зарубежные компании производят 83% экспорта китайской высокотехнологичной продукции и 75% электроники, а две трети китайского экспорта зависит от экспорта из тех стран, которые присоединились или планируют присоединяться к ТТП. Благодаря ТТП зарубежным компаниям может стать выгоднее собирать смартфоны и прочие айфоны не руками китайцев, а руками вьетнамцев или мексиканцев — нет таможенных барьеров, да и рабочая сила дешевле, чем в Китае.

Для развивающихся стран-участниц ТТП такой перенос производств из Китая выгоден, но вряд ли это хорошо для Беларуси, которая участвует в китайском проекте "Нового шелкового пути". Ведь если экспорт из Китая в ЕС упадет по причине исхода зарубежных компаний в соседние страны ТТП, то мы недополучим платы за транзит, инфраструктура, которую мы будем строить за счет китайских кредитов, будет загружена не в полной мере, а отдавать Пекину кредит все-таки придется.

Впрочем, о ТТП стоит думать не только нашим специалистам из Минэкономики и БелТПП, ведь требования Соглашения могут коснуться и тех белорусов, кто имеет к внешнеэкономической деятельности самое отдаленное отношение. Согласно нормам Соглашения будет установлен период, в течение которого нельзя будет производить дешевые аналоги патентованных лекарств. Новые болезни появляются чуть ли не каждый день, недавно заговорили о вирусе Зика, а создание лекарств обычно идет с запозданием. И вот, благодаря ТТП на период от пяти до восьми лет нельзя будет делать дешевые варианты новых лекарств, а ведь не каждому по карману покупать патентованные средства. Любителям пиратского контента будет тоже нелегко — Соглашение предусматривает уголовную ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности. Так что нелицензионного софта и "экранок" в Сети станет меньше.

У человека есть две основные стратегии — избегания неприятностей и достижения выгод. Например, в рамках первой стратегии студент может учиться, чтобы не получить двойку, чтобы не потерять стипендии и не попасть в армию. В рамках второй стратегии студент будет учиться, потому что ему нравится предмет, он хочет стать хорошим специалистом и получать соответствующую зарплату. То же может касаться и стратегии страны в отношении глобальных изменений.

Беларусь может пытаться подсчитать ущерб от ТТП-ТТИП и минимизировать негативные последствия, а может и попробовать извлечь из этого выгоду. Тут на память приходит Индия — ее, как и Россию, не приглашали и вряд ли пригласят в ТТП. Но если не пускают в дверь, можно влезть через окно. Индия нашла способ влезть в ТТП через "вьетнамское окно", встроившись в производственно-сбытовую цепочку ТТП.

Соглашению о ТТП предстоит пройти сито парламентских обсуждений в странах-участницах, но, скорее всего, в ближайшие годы эти союзы заработают. Американские эксперты прогнозируют, что ТТП определит глобальные правила торговли на ближайшие десять лет, и с ними вполне можно согласиться. И в этом случае нашей стране, на мой взгляд, надо заранее изучить эти интеграционные блоки, попытаться найти свои точки входа в ТТП и ТТИП. Иначе мы рискуем очутиться на обочине мировой торговли.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Теги:
Транс-Тихоокеанское партнерство, Минск, Международные экономические организации
24СМИ

Главные темы